Навигация
 

Тайна переписки

Операции с документом
Компании применяют целый арсенал способов контроля за работниками: просматривают электронную переписку, прослушивают телефонные разговоры, устанавливают камеры наблюдения, следят за посещаемостью web-сайтов в Интернете. Законны ли подобные действия?

Санкт-Петербург, 01.02.2008

Анечка – секретарша директора. Гриша – менеджер по продажам. Работают в одной фирме. Оба молодые, и, как это часто бывает, случился у них роман...

«У коллег начался роман, а значит возникли всякие пламенные взгляды, милые улыбочки и так далее. Но вот поговорить на работе открыто о своих чувствах у них, увы, не получалось. Во-первых, стеснялись сослуживцев. Во-вторых, начальство строгое. Директор – Дмитрий Анатольевич, как увидит всякие шуры-муры, так сразу делает замечание. «Гриша, – говорит директор, – вы бы не Ане, а клиентам так улыбались, у вас бы зарплата была в три раза больше!»

Вот такие дела. Но это раньше влюбленным было трудно скрывать свои отношения, а теперь есть «аська». Для тех, кто не в курсе, уточним: это не сводница, а компьютерная программа, которая позволяет послать сообщение – и тут же, если ваш адресат сидит за компьютером, он вам и ответит. Типа:

– Привет, Анечка! У тебя новая блузка! Классная!

И тут же ответ:

– Привет, Гришуля! Спасибо, но она вовсе не новая – я уже второй раз в ней прихожу!

Ну и так далее. В общем, ребята стали переписываться, благо у каждого свой компьютер. Но недаром говорят, что все тайное рано или поздно становится явным. И даже «аська» тут, как выясняется, не помогает.

Заглянул как-то Дмитрий Анатольевич в компьютер своей секретарши, пока она отошла куда-то, и видит – на экране текстик висит. И почему-то – про любовь. Всякие признания там, восклицания, милые укоры. Но потом прочитал Дмитрий Анатольевич следующее:

– Сегодня шеф уйдет в четыре, приходи ко мне чай пить!

– Да? Спасибо, приду. Хотя этот козел меня уже достал своими замечаниями, и если он нас застукает, то точно забодает!

– Не, не застукает. Он сегодня с генеральным на объект едет. Кстати, по слухам, генеральный на него очень зол, и, может, даже его снимут…

Понятно, что, прочитав такой текст, Дмитрий Анатольевич совсем не обрадовался. Даже наоборот – сильно разозлился. Что и неудивительно. И вот он разозлился, и по злобе взял этот весь текст и распечатал на принтере. Взял с собой эту распечатку и уехал к генеральному. Что у них там дальше было – неизвестно. А вот что потом он сделал с наивными влюбленными, известно всем. Потому что на следующий день он собрал всех сотрудников в зале и зачитал им милый любовный вздор, как говорится, с выражением. О том, что про него там было написано, Дмитрий Анатольевич скромно умолчал, а вот все остальное – совершенно бестактно и с издевательскими интонациями – обнародовал. Типа, в назидание, чтоб не пользовались компьютерами не по назначению».

***

Вот такую историю рассказал нам наш постоянный читатель. И разрешил все это опубликовать, только просил все имена изменить. Что мы и сделали. А еще наш несчастный Гриша спрашивал, имеет ли смысл ему подать в суд на своего директора. Все-таки это вмешательство в личную жизнь. И этот вопрос мы задали юристу Анне МИХАЙЛОВСКОЙ:

Для начала скажем, что описанная ситуация довольно типична, и особенно часто подобный тотальный контроль встречается в банковской сфере и в крупных нефтяных компаниях. Да и для малых предприятий слежка за сотрудниками – не редкость. А по всему миру поднадзорные сотрудники составляют 27%.

Компании применяют целый арсенал способов контроля за работниками: просматривают электронную переписку, прослушивают телефонные разговоры, устанавливают камеры наблюдения, следят за посещаемостью web-сайтов в Интернете.

С одной стороны, стремление руководства контролировать поведение сотрудника вполне объяснимо: на администрации лежит ответственность за сохранение конфиденциальной информации, рациональное использование подчиненными своего рабочего времени, а также технических средств, предоставленных для служебных, а не для личных целей. С учетом этого многие руководители не сомневаются в своем праве просматривать корреспонденцию подчиненных. Стандартная аргументация: вся информация, которую сотрудник передает в рабочее время, пользуясь рабочим компьютером или средствами связи, является служебной и принадлежит компании.

Однако для чисто технической реализации такого права работодателю достаточно установить адрес совершенной работником коммуникации. Само же содержание частного письма должно быть признано конфиденциальной частной информацией, которая охраняется Конституцией РФ, и доступ к которой может быть получен только на основании решения суда.

Поэтому с правовой точки зрения просмотр корреспонденции работников работодателем – это не что иное, как ограничение личных неимущественных прав лица, гарантированных государством. Основополагающее значение здесь имеет п. 2 ст. 23 Конституции, гласящий: «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений». Представляется, что понятие «иных сообщений» охватывает собой и письма, отправляемые электронной почтой, и SMS, и сообщения, которыми пользователи обмениваются при помощи ICQ (так называемая «аська»).

Нарушение тайны переписки имеет место в случае, когда корреспонденция становится достоянием других лиц без согласия адресата, как и было в случае с Гришей и Аней. За нарушение этих прав, особенно с использованием своего служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, статьей 138 Уголовного кодекса РФ предусмотрены меры ответственности вплоть до ареста.

Однако, чтобы не обнадеживать влюбленную пару неминуемым наказанием их вездесущего директора, нужно честно признаться, что судебных прецедентов привлечения работодателя к ответственности за нарушение тайны переписки в России пока не было. Отсутствие прецедентов, скорее всего, объясняется нежеланием самих работников предавать огласке свою личную жизнь - как говорится, выносить сор из избы не хочется никому.

Что касается международной практики, то, несмотря на очень широкое распространение систем слежки и анализа переписки сотрудников, власти ряда стран уже признали ее полностью или частично противозаконной. Верховный суд Великобритании в ходе разбирательства по иску сотрудника к компании Nikon установил запрет на просмотр работодателями частной корреспонденции служащих. Национальная комиссия Франции по информатике признала практику контроля переписки сотрудников и запретов на использование служебного e-mail в личных целях противоречащей Европейской конвенции прав человека. В Аргентине распоряжение о просмотре переписки может стоить руководителю шести месяцев тюремного заключения. Довольно жесткое законодательство, охраняющее частную жизнь сотрудников, принято и в США.

Также нельзя не отметить, что сегодня многие юристы придерживаются мнения, что методы наблюдения должны быть закреплены в правилах внутреннего трудового распорядка. В правилах должны быть четко оговорены исключительные права организации на используемые средства коммуникации; кроме того, указано, что сотрудник не может рассчитывать на конфиденциальность своих сообщений и отправлений, а его согласие на мониторинг является добровольным. При этом работники должны быть ознакомлены с этими правилами под роспись. Только в этом случае просмотр переписки можно считать законным. Если на предприятии такие правила не установлены, то чтение работодателем электронных писем работника нарушает его конституционное право на тайну переписки.

Ну а если Анна и Григорий были уведомлены о контроле за корпоративной перепиской и дали на это свое согласие, доказать в суде неправомерность действий их любопытного начальника будет крайне сложно.

Подготовил Сергей ЗИМИН

Источник: http://www.vacansia.ru/index.php?act=info&story=2095

Comments (0)

Как стать участником |  Что может участник  |  Как работать с порталом  |  Реклама |  Авторские права  |  Контакты  |  Конкурсы  |  RSS  |  Форум
©2003 - 2018 GlobalTrust
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Yandex